Banner 2 2
Культура

Катерина Шпица: «Задача любого родителя — научить своего ребёнка делать выбор»

0
Img 9245 1

19 февраля в «Романов синема» прошёл предпоказ фильма «Пятница» с участием актрисы Катерины Шпицы. В фильме она исполняет роль молодой мамочки, мечтающей выбраться хоть ненадолго за пределы своей квартиры.

В жизни у Катерины тоже есть ребёнок. Её сыну Герману вчера, 25 февраля 2016 года, исполнилось 4 года — поздравляем! Журналисты BABYFASHION.ME расспросили Катерину о сыне и её взглядах на воспитание.

— Как вы выбирали имя для сына?

КАТЕРИНА ШПИЦА: 
— Мы с Костей (с папой Германа), когда только начали встречаться (какое-то совсем непродолжительное время прошло с момента знакомства) вдруг разговорились о том, как бы мы назвали детей, если бы у нас были дети. Причём там такая беседа была — было ещё не понятно, мы говорим как о наших общих детях или в принципе — как если бы у каждого из нас были дети.

И сразу придумали имя для мальчика. И потом в процессе разговора сошлись к тому, что выбираем всё-таки одно имя для девочки и одно для мальчика. И для мальчика имя нашлось буквально сразу — за секунды. А для девочки так и не придумали.

И потом, когда примерно через полгода я забеременела и впоследствии по УЗИ узнали, что будет мальчик, у нас уже не было вариантов — у нас уже было готовое имя.

— Участвует ли Константин в воспитании Германа сейчас?

— Да, конечно. Костя — очень хороший папа, и мы все решения принимаем вместе. Он, по возможности, если не съёмочный день, и из садика его забирает, и выходные мы проводим бывает втроём.

— В одном из интервью вы говорили, что возникли разногласия насчёт игрушек...

— Поскольку мы очень много работаем (что я, что Костя) и живём сейчас отдельно друг от друга, у Кости, на мой взгляд, появился такой механизм компенсации: с каждым приходом чем-то радовать ребёнка.

Сначала это было безобидно, а потом у Германа начались бесконечные требования чего-то нового.

Это очень плохо, когда ребёнок не создаёт сам для себя развлечений и начинает эксплуатировать папины или мамины желания доставить ему радость.

Пару раз требование новой игрушки вылилось в самую настоящую истерику. После чего у нас были очень серьёзные разговоры с Костей на эту тему. И мы притормозили.

Ну, я-то вообще никогда не неслась домой каждый вечер с новой маленькой игрушечкой...

Img 9240 1

— Какие игрушки вы ему покупаете?

— Развивающие, конечно. Конструкторы, игрушки, в которых нужно максимально что-то делать руками. У него есть игрушка, например: такая дощечка с отверстиями, куда колышки вбиваются молоточком — такое мужское занятие. Зато он имеет инструмент в руках.

— Ему нравится что-то со строительством связанное, вы говорили…

— Пока не понятно. Всё равно ему больше нравятся всякие игры с машинками и мультики. Но это проходит. У него сейчас ещё стадия развития с трёх до четырёх — когда ребёнок ещё тяжело принимает новые занятия, он фиксирован на чём-то одном.

— У Германа скоро день рождения — 25 февраля. Уже решили, что подарите ему?

— Ещё не решили. Может быть, это какой-нибудь подарок-впечатление будет. Потому что машинок у него уже действительно предостаточно. Подумаем… Может быть, коньки подарим. Он тут мне недавно сказал: «Мама, я хочу на каток. Хочу коньки». Посмотрим, не мимолётное ли это желание: нужно хотя бы раз сходить на каток, чтобы понять, понравится ли ему, пойдёт ли у него процесс.

Img 9255 1

— Вы разрешаете Герману смотреть телевизор?

— Телевизор — нет. Не то что не разрешаю — у меня он вообще нечасто включается. Если включается, то только на конкретные фильмы. Мне очень не нравится телевизионная реклама. Я сама стараюсь фильмы смотреть в интернете, чтобы от начала до конца не прерывать «мысль творца» и увидеть всё полностью, сразу, без перерывов. Сын тоже смотрит, в основном — мультики. 

— Как он вас воспринимает на экране?

— Прошлой зимой, когда мы праздновали Новый год, показывали один из моих фильмов по телевизору. Герман подошёл к телевизору, положил на него руки и сказал: «Мамочку мою любимую показывают!»

— То есть, он понимает, что тут маму показывают, а тут — мама настоящая?

— Да, он вроде бы понимает… Но если я на экране начинаю плакать, он бежит ко мне и начинает меня утешать: «Мама не плачь!»

— Есть такой известный педагог и психолог Шалва Амонашвили. Он говорит, что главное для родителей — помочь ребёнку найти свою миссию в жизни. А чтобы помочь ребёнку в поиске, родители сами должны сначала найти свою миссию...

— Абсолютно согласна. Это к разговору о чувстве вины вечно занятых родителей. Нужно понимать, насколько правильный у тебя тайминг, насколько правильно ты распределяешь время. В том случае, если ты его распределяешь правильно, но всё равно сильно занят, — не надо закапывать себя в чувстве вины. Поскольку, если ты не будешь реализован, ты не будешь счастлив. А если ты не будешь счастлив, ты не научишь своего ребёнка быть счастливым и реализованным.

Я тоже прошла через эту стадию, надеюсь, что она у меня не возобновится. Это очень тяжело, когда тебя гложет: «Вот, он там, а я работаю»… И ты вроде как гневишь судьбу и гневишь Бога, вслух выражая своё недовольство тем, что вот, у тебя там ребёнок, а ты в работе.

Если я не буду работать, я не буду получать ту энергию, которая мне необходима для того, чтобы иметь радость жизни. Конечно, разумный баланс необходим. Я высвобождаю максимально возможное количество свободного времени, чтобы провести его с сыном. Но не всегда это возможно в тех количествах, в которых этого бы хотелось.

Img 9250 1

Если ты не будешь реализован, ты не будешь счастлив. А если ты не будешь счастлив, ты не научишь своего ребёнка быть счастливым и реализованным.

актриса Катерина Шпица

Времени должно хватать всегда на то, чтобы воспринимать своего ребёнка личностью; сквозь свои заботы и собственные неврозы, которые у каждого из нас есть, всё-таки видеть особенности своего ребёнка.

И тогда, когда ты будешь отделять зёрна от плевел, и понимать, где твоя усталость, а где действительно проблема в поведении ребёнка, тогда всё будет хорошо, тогда ты не будешь ребёнка подавлять и он будет тебе прежде всего другом, который всегда расскажет о своих проблемах, не боясь, что ты от усталости его отвергнешь. Но тут нужна работа над собой, чтобы сквозь физическую усталость находить в себе силы быть открытым для ребёнка и постоянно себя осекать.

Стандартная ошибка родителей: очень часто они свой собственный комфорт ставят превыше потребностей ребёнка. Как я всегда говорила мамам: в то время, когда ребёнок учится кушать ложкой, — это ваша проблема, что кухня вся грязная, надо помыть. Но это не проблема ребёнка; это не повод вам его осуждать и начинать раздавать ребёнку, которому нет ещё года, комментарии типа «ты неряха», «ты не умеешь», «ты криворукий», «ты криворотый» и так далее.

Img 9251 1

Это очень тяжело, когда тебя гложет: «Вот, он там, а я работаю»… И ты вроде как гневишь судьбу и гневишь Бога, вслух выражая своё недовольство тем, что вот, у тебя там ребёнок, а ты в работе.

актриса Катерина Шпица

А ведь это сплошь и рядом, смешно сказать, но это сплошь и рядом... И это маленький пример, а ведь потом такая схема переходит на очень многое: когда ребёнку не позволяют принимать самостоятельные решения с риском того, что он может принять какое-то не очень приятное для родителей решение. Но это тогда будет всё-таки выбор самого ребёнка и его ошибка.

Дело жизни, которое у каждого человека есть, так называемое «призвание» только тогда оформится, когда человек будет иметь способность смело делать выбор. А выбор мы делаем каждый день. Задача любого родителя — научить своего ребёнка делать выбор, начиная от выбора вкуса зубной пасты, которой он хочет пользоваться сегодня…

Я стараюсь всё иметь дома в двух экземплярах, чтобы просто сегодня он понимал: он хочет чистить зубы шоколадной пастой или пастой со вкусом клубники. Или: сегодня он хочет выпить молоко или всё-таки, может быть, кефир? Настроение каждый день разное. Ребёнка нужно научить чувствовать оттенки, чувствовать тональность каждого дня жизни.

Задача любого родителя — научить своего ребёнка делать выбор, начиная от выбора вкуса зубной пасты, которой он хочет пользоваться сегодня…

актриса Катерина Шпица

Каждый момент неповторим, и его жизнь и желания в этот момент могут быть разными. Если вчера он хотел кукурузные хлопья, это не значит, что сегодня нужно говорить: «Ну блин, ну ты же вчера хотел кукурузные хлопья! А чё ты их сёдня не хочешь?!» А вот не хочет! И это надо с радостью принимать — стремление ребёнка к разнообразию, к экспериментам нужно поддерживать и стимулировать. Ну и, конечно, быть самому готовым каким-то комфортом поступиться, потратить чуть больше времени, например.

— А вас также воспитывали? Вам тоже давали полную свободу вашего выбора?

— Этого конкретно я не помню, но я знаю, что родители мне ничего не навязывали, никуда меня насильно не приводили, никогда не сидели со мной за уроками и не ругали меня за оценки… Ну, меня и нечасто надо было ругать: если у меня случилось в жизни две-три залётные двойки-тройки за всю учёбу в школе, то это хорошо.

Во многом, конечно, мои академические способности — это генетика, но в гораздо большей степени — это вклад моей мамы. Мама просто целенаправленно меня обучала, развивала интеллект, а папа... он меня просто любил. Такой вот несобственнической любовью. Скажем, папа больше представитель такого интуитивного, природного знания о воспитании, а мама — более оформленного стремления развивать. И это очень в данном случае для меня благотворное сочетание родительских качеств.

— Вы говорили, что до 3-х лет будете разрешать ребёнку всё, что не сильно опасно для его жизни. Так и продолжается?

— Да, так и продолжается. На данный момент мы имеем как результат то, что он спрашивает, прежде чем что-то новое попробовать. Если он видит какую-то незнакомую бутылочку, он не станет открывать её и из неё быстренько начинать пить. Он придёт и спросит: «Мама, а что это? Мама, а можно вот это?»

Но я его приучаю к тому, что еда, несмотря на то что, например, на коробочке написано всё правильно, может быть испорчена. Он не может пока понять срока годности, который на этикетке, но он уже знает это понятие «срок годности». Тут недавно моей маме выдал — они покупали йогурт и он сказал: «Бабушка, дай-ка я посмотрю, какой здесь срок годности!» Личным примером же подаёшь…

Ощущения очень важны: нужно научить ребёнка пользоваться своим обонянием, зрением; дать ему понять, как выглядит продукт, который испорчен; как пахнет продукт, который потенциально можно есть и который нельзя есть; как пахнет еда и как пахнет бытовая химия — и на этом акцентировать внимание.

И тогда постепенно кирпичик за кирпичиком у ребёнка складывается в принципе картина мира. А потом этот метод накладывается на другие сферы жизни, не только на чисто бытовые, но там уже и об эмоциях, и о чувствах идёт речь.

Img 9257 1

— А вы хотели бы, чтобы ваш ребёнок пошёл по вашим стопам?

— Нет, у меня нет такого оформленного желания. Мне бы хотелось, чтобы он по своим стопам пошёл. У меня нет семейного бизнеса миллиардного, который мне прям обязательно нужно передать.

У меня ведь в семье нет актёров: у меня папа шахтёр, а мама — юрист, но я актриса. Маме моей, наверное, хотелось, чтобы я пошла по её стопам... И я закончила юридический факультет; я могла бы быть юристом и жить не тужить, быть всё время в стабильной профессии.

Но сейчас моя мама видит, что меня радует моя работа и радуется вместе со мной. Она, конечно, переживает до сих пор, что профессия нестабильная: никогда неизвестно, что будет с кино; поладишь с режиссёром, не поладишь; поладишь — не поладишь с кастинг-директором и так далее. Конечно, её это волнует. Но мне не навязывали никогда ничего. И я присматриваюсь к Герману.

Если родители и переживали, они мне так не навязывали свои переживания и не о вселяли в меня свои страхи. И очень правильно делали — во многом какие-то неудачно сложившиеся жизни детей — это продукт того, что они переняли страхи родителей, которые транслировали им это осознанно или неосознанно.

Вот у моих мамы и папы, как-то интуитивно получилось этого не делать во многом. Я не говорю, что меня совершенно «чаша сия миновала».

Мы все — дети своих родителей. Мы так или иначе цепляем карму и нерешённые проблемы наших родителей. Главное — это вовремя осознать и подумать над этим. А я уже, как человек, который в принципе стремится к самообразованию, я научно к этому вопросу подошла.

— Расскажите подробнее о вашем подходе к воспитанию, пожалуйста…

— Я просто себя обкладываю огромным количеством книг, потому что я хороший практик, когда я хороший теоретик. Мне главное знать теорию, поэтому интуиция в сочетании с заинтересованностью в литературе по детской психологии и развитию мне помогает.

Со своим ребёнком я всегда буду прежде всего прислушиваться, присматриваться, на что он способен; что у него получается лучше всего, чтобы вовремя его поддержать. Но не заставлять идти туда, где выгодно, удобно, стабильно. Душа должна расцветать.

Ну и научить ребёнка, что он не просто должен быть творцом, который прётся от своего дела и при этом ничего не зарабатывает. Тем более — он мужчина. Успешность человека выражается в материальном эквиваленте. Если мне кто-то скажет, что это не так, я всегда буду спорить и доказывать, что у творчества всё-таки должны быть зубы и умелые руки.

— А какие книги по воспитанию детей вы посоветовали бы нашим читателям?

— Советую все книги Юлии Гиппенрейтер. Если прочитают её, то можно и глубже пойти. Я бы не советовала читать Бенджамина Спока — это исчадие ада современной психологии. Там всё слишком структурировано и, если копнуть глубоко, очень многое заточено на комфорт родителей от поведения ребёнка. В этом мало развития самого ребёнка, учитывания потребностей самого ребёнка. Как-то вроде причёсано всё очень грамотно, и можно сказать, что ты такими методами даёшь ребёнку благо, творишь для него благо. На самом деле — нет.

Поэтому тут даже, не мудрствуя лукаво, — Гиппенрейтер. Времени у нас у всех мало, но если каждый родитель хотя бы три её книги прочтёт, это уже будет очень хорошо.

Img 5200
Ксения Норкина
Автор статьи
Img 0785
Дмитрий Шевелев
Видеограф
26 февраля 2016