Banner 2 2

В шумном кафе в ожидании героя интервью. Небольшое волнение, уткнулась в телефон, что-то ищу. В какой-то момент поднимаю голову и вижу ее: улыбающаяся, уверенным шагом идет прямо ко мне. В этом интервью вы познакомитесь с прекрасной девочкой Полиной Корбатовой, которая учится в школе-студии Константина Хабенского. Вы узнаете о том, как поступить в студию, можно ли измениться, проучившись там год, и как Полина с улыбкой справляется даже с трудными заданиями в этой школе-студии.

‒ Кто сподвиг или что сподвигло тебя пойти поступать в школу-студию Константина Хабенского?

‒ Моя подруга рассказала мне, что идет набор. Она предложила мне попробовать сходить на кастинг, и я согласилась. Нужно было подготовить стихотворение, рассказ о себе и пластический номер. Так как мы с подругой занимаемся танцами, то мы с ней танцевали вместе. Уже 13 лет я занимаюсь эстрадными танцами в образцовом ансамбле современного танца «Арлекино». Очень волновалась на кастинге, потому что перед тобой сидит комиссия, смотрит на тебя, задает какие-то вопросы. Но все члены комиссии были дружелюбны, делали все возможное, чтобы снять напряжение. Кастинг мы прошли, правда, с подругой попали в разные группы, но это нам не мешает общаться.

‒ Какое ты стихотворение рассказывала?

‒ Мы вместе с подругой читали стихотворение, и я уже не помню какое: разбили его по строчкам. Помню этот момент, когда комиссия нас спросила: «Так это что? Вы и стихотворение вместе читать будете?», мы отвечаем: «Ну так да, конечно!» (смеется). Но нам сказали, что это нужно делать по одному. И тогда я прочитала стихотворение, которое очень люблю, это «Письмо к женщине» Сергея Есенина.

‒ Сколько ты уже учишься в школе-студии?

‒ Я там с самого открытия, то есть чуть больше года.

‒ Помнишь себя, какой ты была в начале обучения? Ты сильно изменилась с того времени?

‒ Во мне очень многое изменилось, все это благодаря школе-студии К. Хабенского, потому что там делают так, чтобы ты смог раскрыть себя, стать более общительным, более дружелюбным. Ты учишься чувствовать, учишься слушать и слышать. Это счастье, что есть такая студия! Я помню себя в первый день: зажатая, скромная. Хоть на тот момент я уже танцевала, но все равно на сцену выходить, читать стихотворение мне было трудно. Благодаря этой школе-студии мой страх ушел. Ты становишься таким веселым человеком, который хочет зарядить хорошим настроением других.

‒ Можешь описать обычный день в школе-студии?

‒ Ну, например, у нас в день две пары: сначала актерское мастерство, затем пластика. Чаще всего я стараюсь приехать за час до занятий. Когда дают домашнее задание, ты всю неделю его прорабатываешь, и, приезжая за час до пар, мы начинаем его репетировать. На актерском мастерстве нам рассказывают, как сделать так, чтобы твоя роль приобрела нужный характер, что нужно сделать, чтобы очень похожие характеры отличались друг от друга. После этой пары у нас перерыв десять минут, затем пластика.

‒ Интересно, как выглядит домашнее задание по пластике?

‒ На каждое занятие нам задают зачин, то есть начало. Например, тема «Что я не люблю больше всего». Вся группа выбирает что-то одно, готовит, и, когда педагог заходит в аудиторию, мы показываем пластический этюд. Если мы не делаем зачин, то педагог нам говорит: «Дети, вы почему ничего не делаете? Я вам даю домашнее задание, чтобы вы его выполняли!» (улыбаясь, стучит пальцем по столу). А это значит, что на следующей неделе мы должны показать два зачина. Все это, конечно, в шутливой форме. После зачина у нас разминка, затем мы показываем этюды. В конце мы обсуждаем наши ошибки, и это для нас очень важно.

‒ Получается, что у вас в целом две пары?

‒ Нет, три. Моя группа занимается два раза в неделю, но этого, конечно, мало. В понедельник актерское мастерство и пластика, а в четверг сценическая речь.

‒ Чему именно учат вас на паре сценической речи? Громко и четко говорить?

‒ Вот на самом деле нет. Основа сценической речи начинается с того, что ты просто разминаешь свои ладони, руки. Еще у нас есть специальные вещи, которые мы должны приносить с собой обязательно: карандаш, резиночка и перышко. С помощью карандаша мы разминаем все лицо, резиночку складываем вдвое, прикладываем к губам, оттягиваем и начинаем что-то говорить – выглядит смешно, но благодаря этому упражнению сильно развивается мимика. Перышко нужно для того, чтобы развивать диафрагму: лежа, мы кладем перышко на губы, вдыхаем, и, выдыхая, за счет диафрагмы мы как бы выталкиваем перышко. Это делается в паре, для того, чтобы один делал упражнение, а второй ловил перышко и следил за тем, как ты дышишь. Также мы занимаемся стрельниковской гимнастикой: нужно делать 16 вздохов и на 17-м разе выдыхать. Придумываем свои рассказы, где должно быть начало, какое-то событие, где должен быть конфликт и кульминация.

‒ Сам Хабенский часто бывает в школе-студии? Давал ли он вам какие-то советы?

‒ Константин Юрьевич не частый гость. Но если он приедет один раз, то это будет тот раз, который все запомнят. В том году в январе у нас был первый показ, где каждая группа подготавливала свой номер на одну общую тему. Тогда это была тема «Новый год», и у каждой группы были совершенно разные постановки. После того, как прошел показ, Константин Юрьевич говорил нам, где и что нужно доработать, а что можно убрать. Вообще разговор с ним – интересная вещь, потому что он рассказывает нам многое как профессиональный актер, мы это слушаем, впитываем и пытаемся исправить свои ошибки.

‒ Есть ли какая-то фраза Хабенского, которая запала тебе в душу, и ты запомнила ее навсегда?

‒ Да, есть одна глубочайшая цитата, которую я запомнила на всю жизнь! (смеется). Начну с того, что каждый год все студии Хабенского участвуют в фестивале «Оперение». И когда у нас там была конференция, он сказал то, что я запомню навсегда: «Бомжи освещают весь мир!» Просто мы разговаривали о том, что хорошего в этом мире. И тут он говорит: «А вдруг бомжи освещают весь мир!? Откуда мы знаем…» Было очень смешно, но, а вдруг это правда?

‒ Твои родители ходят на ваши выступления, которые вы ставите в школе-студии?

‒ У нас нет пока выступлений большого масштаба. Но перед нашим фестивалем был показ, когда собирали всех родителей учеников школы-студии, чтобы показать наш 30-минутный спектакль. Конечно, это было круто! Я помню, что моя мама даже заплакала.

‒ Что за спектакль был?

‒ Ежегодно каждая студия готовит основной показ по теме, которую дает Константин Юрьевич. Как я уже говорила, в этом году была тема «Новый год». И 30 человек из нашей студии, которых отобрали, чтобы поехать на фестиваль, участвовали в спектакле. Я не могу сказать, что у нас получилась сценка прямо про Новый год, но были ее отголоски. И сутью нашего спектакля было изобразить пять чувств: осязание, обоняние, слух, зрение и любовь.

‒ Какую роль ты бы хотела сыграть, но пока нет возможности?

‒ У меня есть мечта: я очень хочу сыграть разведчицу в военном фильме. Хочу роль, связанную с риском и экстримом. А вот в детстве я всегда хотела сняться в программе «6 кадров» (смеется)! Я очень любила смотреть эту программу и думала, что, когда я вырасту, и обязательно снимусь в ней!

‒ Ты сейчас заканчиваешь 11-й класс. Куда собираешься поступать? Чем хочешь заниматься?

‒ Я давно уже решила, что у меня будет творческая профессия, и я этим живу. Буду поступать в Институт современного искусства на факультет «Актер театра и кино» в Санкт-Петербурге, подам еще документы там же на «Режиссуру». Если не поступлю, то попробую подать документы в наш Мининский университет на факультет «Продюссерство».

Img 1729

От всей души наша редакция «BABYFASHION» желает удачи Полине в ее творческой деятельности и исполнения всех заветных желаний!

УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА
%d0%a1%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba %d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0 2015 10 02 %d0%b2 11.00.56
Марина Минина
Главный редактор BABYFASHION
Img 4390
Валерия Мочалова
Журналист
2
Студия творческого развития Константина Хабенского
22 ноября 2015