Banner 2 2

В декабре 2009 года, придя на съемочную площадку сериала «Мама Москва», который так и не вышел на экраны, я узнала, что попадаю под сокращение, как и еще 200 человек. Актеры, операторы, сценаристы, весь персонал и я, ассистент художника по костюмам, остались в миг без работы и без зарплаты. Нельзя описать словами, что я тогда чувствовала. Но жизнь продолжалась, Москва помахала мне ручкой, и я вернулась в родной Екатеринбург. Оставаться в России не хотелось, возраст позволял, и было принято решение – билет в один конец. Сказать, что это было самое верное решение в моей жизни, ничего не сказать. Честно говоря, ассистент художника по костюмам из меня был не лучший, писать статьи за копейки порядком надоело, мерзнуть – еще больше. Хотелось просто к морю. И влюбиться. С подругой долго искали варианты и нашли. Уехали на лето работать в Кемер в анимацию отеля.

Турция встретила нас солнцем. Море было теплое, а я просто влюбилась в свою работу. Работа в анимации помогла мне выучить английский, завести друзей по всему миру, стать самым терпеливым человеком на свете и найти себя.

По возвращении Россия меня встретила снегом, а Москва опять заманила своими огнями. Зима была, как в тумане, работа-дом-работа-дом, тусовки и еще раз работа, а мысли были на море. Поэтому летом 2011 года я собрала сумку и опять купила билет в один конец. Только на этот раз я решила не возвращаться.

Так судьба привела меня в город Бодрум, где в апреле 2012 года я познакомилась со своим будущим мужем Эюпом. Никогда не говори «никогда». Я клялась, что не выйду замуж за турка, но наверху на меня были другие планы. После двух месяцев отношений я сделала татуировку на запястье с нашими именами, через полгода он сделал мне предложение в мой день рождения. Зимой я прилетела знакомиться с его семьей, и летом 2013 года мы поженились.

Мой муж из самой обычной турецкой семьи, из маленького города, название которого я не знала. Мама, закрытая женщина, молится пять раз в день, читает Коран и смотрит на мои семь татуировок с большим вопросительным знаком в глазах. Слез было пролито не мало. Но человек при желании способен на все, русский человек ‒ больше, чем на все! Я приняла решение, что хочу быть с мужем.

Надо понимать, что, выходя замуж, мы не только за мужа выходим, но и за его семью. И тут очень важно выстроить те самые отношения и себя не разрушить, и его родных не обидеть. Я была первой иностранкой, которую они видели в жизни. Его мама никогда не была на пляже, где загорают в бикини, она не ходит в спа и не делает шеллак. Она просто другая. Не такая, как я. И мы стали пытаться найти середину. До сих пор пытаемся. После свадьбы (настоящей турецкой с 600 гостями, барабанами и рисованием хны на ладошках) она сказала звать ее мамой, а я и не возразила.

Со временем появилась работа, я начала преподавать английский в языковом центре. Появились подруги, выучился турецкий. А в октябре 2013 года я забеременела. К этому времени жизнь уже встала на свои места. Беременность проходила достаточно легко и 26 июля 2014 года на свет появилась наша дочь Элиф Берен.

Всю беременность я наблюдалась в Турции и рожать тоже решила тут. Меня пугал вопрос перелета на поздних сроках и не хотелось находиться долго вдали от мужа. Ведь после родов как минимум пару месяцев я бы попросту не смогла уехать из России.

Меня изначально поразило отношение моего врача к беременности. Все было слишком просто. Когда я прилетела в Россию к родителям в гости на 15-ой неделе, мне тут же поставили тонус и посоветовали лежать и не вставать. Сложилось впечатление, что беременность – это болезнь, а беременные – инвалиды, с которых надо пылинки сдувать. Когда я вернулась в Турцию, мой врач долго пытался понять, а что такое тонус и почему это я вдруг спорт бросила (на 20-ой неделе). Потом моему мужу приказали отправлять меня на каждодневные прогулки и пробежки, сказали купить мяч для пилатеса и даже разрешили танцевать. Хотя танцевать я так и не решилась.

За всю беременность я ни разу не слышала плохого. Всегда все было хорошо, мне советовали следить за весом и есть больше фруктов и овощей. Про роды мой врач сразу сказал, что не будет никакого кесарева! К слову, в Турции кесарево – дело обычное. И хоть правительство и пытается запретить кесарево по желанию – это практически невозможно. Тут даже пуповина, обвитая один раз вокруг малыша, является показанием к кесареву сечению. И уж тем более никто не будет рисковать и принимать роды с тазовым предлежанием плода. Также многие врачи тут считают, что, если женщина боится рожать, то необходимо сделать кесарево, чтобы ни ребенок, ни мама не мучились. Например, моя подруга так боялась рожать, что доктор вежливо посоветовал ей кесарево. Для меня это до сих пор дико, хотя, с другой стороны, есть же женщины, которые очень боятся родов, почему бы и не выбрать кесарево сечение.

Я родов хоть и боялась, но решила, что рожу сама, я же русская! Тем более, каждая медсестра, акушерка и врач после каждого приема говорили мне: «Ну ты же русская, а не турчанка, которая всего боится!» Выхода не было, надо было родить. Срок приходился на самое пекло, я же была опухшая все последние три месяца. За беременность набрала 25 кг. В день родов я сделала генеральную уборку и сказала, что пока не закончу, не рожу. Схватки мне не дали закончить уборку! В больницу мы шли ночью под дождем, благо она через дорогу от дома. В больницах тут никому не дают пережидать схватки в родильном, отправляют гулять либо на улицу, либо по лестнице. Гулять у меня не вышло, отошли воды и меня сразу заперли в родильном, ибо было опасно оставлять долго мелкую без вод. Схватки были медленные и доктор быстро поставил мне стимуляцию. И речи не было об анестезии. И в этом главный минус родов тут. Чтобы получить эпидуралку, надо рожать в частной клинике, а не в государственной, как я, и заранее обговаривать это с врачом. Через восемь часов после отхода вод на свет родилась рыжая девочка с голубыми глазами. Наша Элиф Берен.

Подведу итог – рожать тут мне понравилось! А главным плюсом было то, что уже на следующий день после родов нас выписали. Тут вообще не держат. После родов сутки, и, если все здоровы, отпускают домой. После кесарева держат от двух до четырех дней. Хотя я знаю тех, кто и через день домой ехал. Вторым приятным шоком было то, что мне сразу сказали, что незачем сидеть на диете. Надо есть все, но чуть-чуть, поэтому я себе почти ни в чем не ограничивала!

До сорока дней нельзя выходить на улицу и показывать ребенка. Считается, что ребенка начинают охранять ангелы именно на 41-ый день. Дождавшись месяца, я начала по вечерам выходить на работу. Спасибо семье мужа и самому мужу, что до сих пор оказывают такую колоссальную поддержку. Муж понимал, что мне, помимо роли мамы, нужно оставаться собой.

Прошло полтора года. За это время ушли лишние пятнадцать килограммов веса, с ними ушли все депрессии. Я всегда считала, что с рождением ребенка жизнь не должна меняться кардинально. Да, она поменяется. Но просто в семье станет на одного человека больше, мы живем не ради нее, мы живем вместе с ней и ради друг друга. А счастье ребенка зависит от счастья родителей. Мне же для этого счастья необходимо две тренировки в день и минут тридцать покачать пресс.

К сожалению (или к счастью, я так и не поняла), Турция – страна, где чтят традиции, поэтому и меня они не обошли стороной. Сразу после родов мой дом был полон гостей, Элиф накрывали желтым платочком от желтушки, а первая ссора со свекровью была из-за того, что ребенка в первый раз необходимо помыть в соли, чтобы он не пах. На что я сказала, что мой ребенок вкусно пахнет и соль ей не нужна. До сих пор каждый день я сталкиваюсь с общей частой необразованностью по части воспитания детей. Тут почти сразу едят с общего стола, бесконечно качают, дают сладкое чуть ли не с начала прикорма. Деткам после года разрешают буквально все, из-за чего большинство детей избалованные и капризные, к сожалению. Часто детьми просто не занимаются, оставляют у телевизора и дают планшеты. Конечно, это далеко не у всех так. Среди моих знакомых и друзей огромное количество прекрасных семей с воспитанными детками, что не может не радовать. Отношение к детям очень расслабленное, семьи часто просто не парятся. А это возможно и плюс турецкого воспитания, ведь учить с ребенком цвета с трех месяцев, рассказывать дочке сейчас, в восемь месяцев, о том, что квадрат – это квадрат, а круг – это круг выше моих сил. Думаю, что оставлю Элиф ее турецкое детство, просто с более сбалансированным питанием и без чипсов. Ну и пирамидку тоже куплю.

После трех лет пребывания тут стало легче и проще. Море в пятнадцати минутах езды, пять парков у дома и прекрасная погода все-таки делают свое дело. Конечно, до сих пор мне говорят закрыть ребенка, ведь ее сглазят. Но, если раньше я плакала при таких вот комментариях, то сейчас я с улыбкой прохожу мимо и желаю приятного дня, зная, что это не со злобы, а скорее из-за того, что люди тут живут так десятками лет, они религиозные и в основном очень добрые и отзывчивые. Просто другие. Элиф растет жизнерадостной, любопытной и умной девочкой, а мы стараемся совместить традиции. По выходным проводим время вместе, гуляем в парках, ходим поесть в кафе. В торговых центрах есть прекрасные игровые центры, а также для деток полно частных детских садиков. Есть сады с изучением английского языка с пеленок, с уроками рисования, музыки, с развивающими играми. Но такие сады дорогие, и далеко не все семьи могут себе это позволить. Также можно нанять нянечку, которая домой придет и уберет и покушать приготовит. В большинстве случаев выбирают помощницу по дому.

Турция поражает своей красотой, природой, вкусной кухней и многогранностью. А еще папами, гуляющими вечерами с детьми и любящих своих детишек больше всей жизни. Я безумно счастлива, что приняла решение идти до конца. И теперь очень хочу через пару лет пойти еще за одним комочком счастья.

Мой брак далеко не идеальный, как и не идеальны мы с мужем. Но ничего с этим не поделать, ради семьи приходится идти дальше и не опускать руки. Дочь и муж – самое дорогое, и для них стоит разбивать ноги в кровь, вставать в шесть утра, семья этого стоит. Я научилась жить в городе с населением в 75 тысяч человек, научилась готовить турецкий суп из чечевицы, научилась не обращать внимания на взгляды посторонних людей, научилась быть турецкой женой.

Есть такая фраза «если чего-то сильно захотеть, вся вселенная будет сопутствовать тому, чтобы желание исполнилось». Под каждый бой курантов я загадывала только одно – любовь. Спасибо Богу за любовь, за мужа и за дочь. Кстати, экстрасенс мне сказал, что мой муж ‒ моя карма. Так и сказал, слово в слово. Замуж я вышла в 25 лет, а родила в 26. Хотите верьте этим экстрасенсам, хотите не верьте. Но фамилия наша – Карма.

Участники проекта
%d0%a1%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba %d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0 2015 10 01 %d0%b2 22.17.50
Фото из семейного архива
Img 1746
Анна Карма
Автор Статьи