Banner 2 2
Культура

Была ли в нашем городе война?

1303647329 99718 050 402f1321

В рамках проекта: «Подари именной букет бабушке и дедушке к 9 мая»

Время неумолимо, и мы с горечью замечаем, как мало осталось людей героического поколения, которое в годы Великой Отечественной войны победило фашизм.

Люди этого поколения, не жалея себя трудились в тылу, чтобы обеспечить фронт всем необходимым, чтобы приблизить великую Победу. А теперь к старшему поколению мы относим и тех, чье детство пришлось на тревожные военные годы, кто навсегда запомнил отдельные события этих лет и может рассказать о них людям новых поколений, чтобы наша историческая память сохранялась и продолжалась.

Слово «война» он услышал в Муроме

%d0%92.%d0%9d. 2

В Нижнем Новгороде, в частном секторе Канавинского района живет Владимир Калинин. Он живет в том же доме, в котором вместе с родителями и бабушкой пережил военные годы. Он родился в 1935 году в Муроме. Родители – Николай Анатольевич и Александра Николаевна обосновались в городе Горьком, где они заканчивали ВУЗы, поэтому, перед войной отправили сына в Муром на попечение бабушки по материнской линии Екатерины Семеновны. А потом что-то произошло с окружающими людьми, они посуровели, стали редко улыбаться, с какой-то особой тревогой произносили слово «война». Бабушка, у которой было семеро взрослых детей – Володиных дядей и тетей, отправила на эту войну дядю Петра. Потом в небе над городом стал раздаваться гул, который тоже беспокоил и взрослых, и детей. Бабушка умерла в первый год войны. Вскоре приехала мама и увезла сына подальше от войны, в Горький.

Комарики полетели

Жизнь мальчика в Горьком вместе с родителями и другой бабушкой – Наталией Георгиевной поначалу протекала спокойно. Но наш город был крупной кузницей вооружения для Красной армии, поэтому война никуда не отступала. Фашистское командование всеми силами стремилось нанести урон этому производству, а человеческая жизнь не представляла для него никакой ценности, ведь, по их планам, наш народ подлежал истреблению. Отец Владимира Николаевича работал специалистом на заводе «Красное Сормово», где выпускались танки, а мама – учительницей в 118 школе в Молитовке, домашним хозяйством занималась бабушка. Вскоре и в небе над Горьким тоже послышался гул. «Что это?», – спрашивал мальчик. «Это комарики полетели», - отвечали взрослые. И ребенок верил и не боялся. Постепенно «комариный гул» стал усиливаться. Родители выкопали в углу участка блиндаж, перекрытый бревнами и присыпали землей. Этот гул обычно слышался ночью. Однажды, вернувшись в дом после очередного налета фашистской авиации, увидели, что сорвавшееся со стены зеркало в массивной раме лежит в изголовье детской кровати. Но оказалось, что и блиндаж не мог гарантировать безопасности семьи в жилом районе города, вдали от фронта. В 1943 году случилось так, что в нескольких метрах от блиндажа упала немецкая авиационная бомба и … не взорвалась! Потом на это место вызвали саперов, они добрались до бомбы, зарывшейся в землю, и обнаружили, что у нее отсутствует взрыватель. Так и оставили ее лежать, как постоянное напоминание о чуде. Потом Володя стал понимать, что он слышит не безобидный «комариный гул», когда сам увидел, как после авианалета горит Горьковский автозавод. А их район подвергался бомбежкам, вероятно, потому, что поблизости находился завод «Красная Этна», выпускавший мотоциклы для армии. А еще рядом проходит Горьковская железная дорога, а возле нее, на пустыре за поселком, проходили обкатку танки Сормовского завода, которые создавал и его отец. Потом танки грузили на платформы и отправляли на фронт.

«Милость к падшим…»

И в первые послевоенные годы жизнь оставалась нелегкой. Конечно, уже не было бомбежек, все пережили радость Победы. Многие испытывали скорбь, потеряв на войне близких людей. Продолжала действовать карточная система распределения продуктов. Случалось, что в местном магазине «давали» что-то сверх карточной нормы. Узнав о предстоящей продаже, люди с вечера до утра выстаивали у магазина, не отходя далеко из-за опасения потерять место в очереди. Мальчишкам, без которых прошла война, тоже хотелось проявить героизм, и они геройствовали в драках, которые часто вспыхивали в их кругу. Возвращались домой фронтовики – солдаты лучшей в мире армии. В народе еще не улеглось ожесточение последних лет, хотелось, чтобы справедливость восторжествовала во всем.

Владимир Николаевич в послевоенные годы учился в 52-й школе на улице Чкалова. Для школьников напоминанием о прошедшей войне было то обстоятельство, что верхние этажи школьного здания все еще занимал военный госпиталь, куда ребят не пускали, видимо там находились воины с тяжелыми ранениями, лечение которых требовало долгого времени. А еще он помнит, как после войны в Канавино пленные немцы строили здание центрального универмага. Тогда с проходившего рядом трамвая соскочил инвалид на костылях. Он быстро доковылял до работавших там людей, одетых в ненавистную для него фашистскую форму, и стал бить их своим костылем. Но был и другой случай. Однажды от железной дороги по улице Климовской вели колонну пленных немцев. Потом колонну повернули направо, она продолжила движение к заводу «Красная Этна», где и содержались военнопленные. Эти потрепанные осунувшиеся вояки, когда-то покорившие Европу и принесшие столько смертей нашему народу, теперь, проходя мимо Володиного дома, возле которого упала их бомба, в глазах местных жителей, собравшихся посмотреть на это зрелище, выглядели жалкими и потерянными. Но произошло то, что тогда поразило мальчишку и запомнилось ему на всю жизнь: женщины, в их числе и вдовы, протягивали пленным хлеб и другие продукты.

Щит родины

Если кратко сказать о взрослой жизни Владимира Николаевича, то он пошел по стопам своего отца – служил и участвовал в создании боевого щита Родины. После школы он окончил Авиационный техникум, потом служил срочную службу на Тихоокеанском флоте в системе ПВО. Вернувшись со службы, Владимир Николаевич устроился на Горьковский авиационный завод, где он успел поработать перед службой. С этим заводом он связал всю свою трудовую биографию. Начав работу на заводе с должности фрезеровщика, он прошел все ступени производственной лестницы до начальника цеха, начальника отдела инструментального производства. В определенный период работу на заводе нужно было совмещать с учебой в Политехническом институте. Была в его жизни и любовь – его жена, ныне покойная Лидия Григорьевна, вместе с которой они воспитали сына Дмитрия и дочь Елену.

%d0%92.%d0%9d. 3

Конечно, не всю жизнь Владимир Николаевич жил в этом доме. В 1960 году он получил квартиру от своего завода, четыре десятилетия они с Лидией Григорьевной жили в ней, а в 2000 году оставили квартиру сыну и поселились в родительском доме.

Евгений Гребнев

В рамках проекта: 

«Подари именной букет бабушке и дедушке к 9 мая»

09 мая 2017